Ячмень придаёт телу силу, а голове свежесть.

— Русская пословица

Из сводки Совинформбюро: В боях с транснациональными пивоваренными оккупантами войска Союза… (2014-10-16)

shturmovik 17102014-2Из сводки Совинформбюро на 16.10.2014 г.: В боях с транснациональными пивоваренными оккупантами войска Союза производителей ячменя, солода, хмеля и пиво-безалкогольной продукции продолжали решительное наступление, преследуя и громя их остатки. Транснациональное пивоваренное командование, пытаясь задержать и остановить наше наступление, спешно перегруппировывало свои войска, подтягивая из глубины финансовые резервы. В результате последовавших упорных боёв на всероссийской агропромышленной выставке «Золотая осень» укрепленные позиции ООО «ПК Балтика» датской армии (генерал-фельдмаршал Исаак Шепс) были прорваны во многих местах и оборонявшим их войскам нанесено решительное поражение. В ходе боёв войсками Союза были разбиты 20, 12, 13, 43, 53 и 57 транснациональные пивоваренные армейские корпуса в составе 292, 258, 183, 15, 98, 34, 268, 260, 62, 17, 137, 131, 31, 296 и 167 мальтозно-паточной и 19-й ферментной дивизий и 2-я бригада Союза «российских пивоваров», переброшенная на самолётах из Копенгагена. Противник под ударами наших войск продолжает отступление в западном направлении, оставляя в боях и по пути отхода своих раненых, артиллерию, оружие и военное имущество. После полного освобождения от противника городов Москва, Курск, Красноярск, Челябинск, Новочебоксарск, Ростов на Дону, Новотроицк, Пермь, практически полного освобождения от блокады города Санкт Петербург, сотен посёлков, сёл и деревень — нашими войсками 1 октября 2014 г. с боем взят г. Ангарск.

НУ, А ЕСЛИ СЕРЬЁЗНО?

Кто пожалел о закрытии завода «САН ИНБЕВ» в Ангарске – 11-том закрытом заводе Транснационального пивоваренного бизнеса? НИКТО.

Что же, деятельность нашего Союза, которая привела к закрытию 11-го по счёту завода, принадлежащего транснациональному пивоваренному бизнесу, наверное уже стала «притчей во языцех» и предметом бурного обсуждения в нашем бизнес-сообществе. Можно в чём-то осуждать наш Союз, можно быть несогласным с рядом заявлений, любить или ненавидеть Президента Союза А. Мордовина, но смеем заверить Вас, что ВСЕГДА красной нитью во всех наших действиях проходила и будет проходить забота об отечественном сельхозтоваропроизводителе и российском независимом пивоваренном бизнесе. Мы не зарабатываем на отрасли, не получаем зарплаты, как просиживающие штаны «коллеги» из Союза «российских» пивоваров, бездарно пилящие бюджет в 100-150, а в иные годы и более миллионов рублей. Мы БЕЗВОЗМЕЗДНО РАБОТАЕМ на благо отрасли, такой отрасли, как мы её себе представляем — гордой, сильной, независимой, и что не менее важно – российской и законопослушной. Мы не хотим громких дел в отрасли, «посадок» и криминального беспредела. И простите нас, если в чём-то мы, бывает, ошибаемся. Не ошибается тот, кто ничего не делает…

Закрытие ангарского филиала компании «Сан ИнБев» прошло, можно сказать, незаметно. Для Ангарска, в котором увольняли-сокращали-отправляли «добровольно» на заслуженный отдых, бывало, что и по 800 человек одномоментно, сокращение 100 работников уже не шок. Никто не рыдал. Многие так и вообще ничего не поняли: «Ну не будем мы пить пиво – здоровее будем». Мы решили поговорить с теми, кто работал на предприятии, чтобы узнать: пена осела, а что осталось в осадке после строительства в Ангарске иностранцами современного пивоваренного предприятия?

Бенуа ДЕ ВИТТЕ: Ангарчане выбирают покрепче

Бельгиец Бенуа ДЕ ВИТТЕ начал работать на компанию «Сан ИнБев» восемь лет назад. В 2007 году он приехал в Ангарск на открытие пивоваренного завода. При нем состоялась первая варка пива. Затем он работал менеджером этой компании в Москве. Более трех лет назад Бенуа вернулся в наш город в качестве генерального директора ангарского филиала. В этой должности он проработал два года. Уволился в конце 2012 года. Летом 2013 открыл в Ангарске паб «ВВВ».

— Бенуа, причинами закрытия пивзавода в Ангарске называют экономические показатели и снижение спроса на пивоваренном рынке. А вы как думаете, почему закрывается завод?

— Завод был рассчитан на большое производство. Было завезено и поставлено хорошее немецкое оборудование. Вложены огромные деньги в строительство. 
Когда я был директором ангарского филиала, на заводе производили около одного миллиона гектолитров пива (1 гектолитр равен 100 литрам). Это всего 25 процентов от запланированной мощности завода. Строился он для производства 4,5 миллиона гектолитров пива. Я думаю, что менеджеры «Сан ИнБева» совершили стратегическую ошибку, задумав строительство пивоваренного завода такого масштаба в Ангарске. Решение пришлось на то время, когда потребление пива в вашей стране росло на 10-15 процентов в год. Никто не ожидал, что россияне потеряют интерес к пиву. Русские – не пивная нация. Если, например, в Германии на одного человека приходится 100 литров пива в год, а в Бельгии – 80, то в России – примерно 50-60. И это лимит для вашей страны.

В 2008 году случился кризис. Пивной рынок упал и с тех пор не поднимался. Русские не стали пить меньше, они перешли на дешевый алкоголь, больше градусов за меньшие деньги. 

Все крупные пивоваренные заводы в России принадлежат иностранцам, в том числе и «Сан ИнБев». Правительство не поддерживает такой бизнес.

— Как это не поддерживает? «Сан ИнБев» получил в свое время налоговые льготы!

— Была договоренность с региональным правительством о льготном налоговом периоде, учитывая масштабы производства и число новых рабочих мест. Будучи директором, я настаивал, чтобы налоги оставались в городе, а не уходили в область. К сожалению, не получилось. Грустно это констатировать, но в Ангарске мало производств. В основном бизнес занимается торговлей и сдачей в аренду помещений для торговли. Это значит, что Ангарск, как город, не зарабатывает.

— Помнится, когда открывали завод, то обещали, что работать на нем будут более 400 человек. Сейчас, по официальной информации, под сокращение попадают 110 человек. Так сколько же там работало?

— Если бы завод производил запланированные 4,5 миллиона гектолитров в год, на нем работали бы не меньше 400 человек. При мне работали около 230 человек. На тот год было запланировано производство всего 400 тысяч гектолитров пива. Сами понимаете, что на таких объемах столько людей уже не надо, потому была уволена часть коллектива. Остались 110 человек, которых сократят до конца октября.

— Что будет с заводом после его закрытия?

— Я сильно надеялся, что освободившуюся производственную площадку займет какая-нибудь другая пивная компания. В Иркутске ведь работает завод «Хайнекен». Это было бы выгодно для всех. Но «Сан ИнБев» не будет этого делать, он плотно работает с Китаем, скорее всего, что оборудование с ангарского завода перенесут в Поднебесную.

— Какие перспективы пивной отрасли в целом в нашей стране?

— Тут надо смотреть, какой рынок начал расти при падении пивного. По-моему, это винный и крепких напитков. Закрытие завода «Сан ИнБев» было вопросом времени. Повторяю, пива в России пьют мало, предпочитая напитки покрепче. Говорить о перспективах отрасли сложно. Единственное, что я знаю, это то, что я буду продолжать пропагандировать правильное употребление пива через ресторан и клуб зитологии (наука о пиве). Пиво — превосходный напиток, который стоить пить. 

Елена ФЁДОРОВА, первый заместитель главы города: Минус 1,5 миллиона

— Действительно, в связи с сокращением персонала ангарского пивзавода бюджет города потеряет около 1,5 миллиона рублей отчислений от предприятия по налогу на доходы физических лиц (НДФЛ). Кроме этого, пивзавод платит городу за аренду земли. Но здесь мы не ожидаем упущенной выгоды, кто-то станет правопреемником этого арендатора.

Андрей ЩЕРБАКОВ, директор пивоварни «КлеофасаЭрдмана»: Рынок пива сокращается

— Нам жаль, что люди теряют работу. Мы живем в Ангарске и понимаем, насколько непросто им будет найти хорошую новую. Но закрывается ведь не только «Сан ИнБев», свернуто производство на пивзаводах «Балтики» в Челябинске и Красноярске. В России рынок пива сокращается. Не в последнюю очередь это связано с ростом акцизов. 
Когда мы начинали свой бизнес в 2008 году, акциз стоил 3 рубля. Сейчас поднялся до 18 рублей за литр. На следующий год его планируют сделать 20 рублей. 

Вторая причина – качество продукта. В России потребление пива крупных компаний («Балтика», «Хайнекен», «Сан ИнБев», «Эфес») падает. По прогнозам экспертов, их доля в 2016-2017 годах составит не более 70%, тогда как в 2010 году она достигала 90%. 
Потребитель готов платить за качественный продукт. А это пиво, сваренное на небольших пивоварнях, где работают по традиционной технологии и не добавляют никаких ускорителей брожения и «химии». Было время, когда в самом начале продукцию нашей пивоварни путали с пивом «Сан ИнБев». Не скажу, что нам это нравилось. Как раз по указанной выше причине.

Сергей ЖУКОВ, усольчанин: Выдержать этот капитализм смог только полгода

— Я работал на предприятии «Сан ИнБев» в 2010 году после сокращения на «Усольехимпроме». Об имеющейся вакансии на пивзаводе узнал от знакомого, который сам туда устраивался. Было удобно, что на смену и обратно нас возил служебный автобус. Получалось, что времени на дорогу до работы в Ангарске я тратил меньше, чем когда работал в родном городе. График работы удобный. Деньги платили вовремя. Единственное, что мне там не нравилось, — это отношение к людям.

Технолог на вопросы по поводу рабочего процесса отвечал так, словно я вынуждал его раскрывать секретную информацию. Общался с подчиненными грубо и с пренебрежением. Я привык к демократии, поэтому чувствовал себя некомфортно. Коллеги друг с другом не общались, боясь сказать лишнего. На предприятии поощрялось стукачество. Хорошим тоном считалось передать слова напарника начальству. Еще лучше: написать в специальный электронный журнал о нарушениях, которые допустили товарищи по работе. Допустим, пролил человек воду на пол. Надо об этом незамедлительно доложить. А то ведь на луже кто-нибудь может поскользнуться и получить сотрясение головного мозга.

Однажды я пришел на работу с температурой. Взял с собой парацетамол. И получил выговор за то, что выпил таблетку! Кто-то из «товарищей» по работе увидел и записал. Мне объяснили, что на территории «Сан ИнБева» можно принимать только те лекарства, на которые у вас есть рецепт врача. 

Когда я еще только туда устраивался, меня предупредили, что кольца и даже часы можно носить только за пределами предприятия. Этот запрет появился после того, как на заводе «Сан ИнБев» в Америке у сотрудника оторвало палец из-за того, что он зацепился обручальным кольцом за вращающийся механизм.

Однажды слышал, как отчитывали парня за грязную одежду. А у него вся грязь заключалась в следе, который оставил во время обеда упавший на колено бутерброд. Летом, даже в сильную жару, запрещалось ходить в шортах и открытой обуви. На каждый запрет есть свое объяснение: где-то на другом заводе однажды именно из-за такой одежды работник получил травму! Я понимаю, что надо учиться на чужих ошибках. Но когда каждый твой шаг находится под неусыпным контролем и имеет такие последствия, никакой радости на работе уже нет.

 Меня иначе воспитывали. Я не могу стучать на других и не хочу жить в постоянном страхе сделать что-то не так. Так что выдержать условия капитализма я смог только полгода, несмотря на служебный автобус.

 Сейчас занимаюсь установкой пластиковых окон. Хожу на работу в чем мне удобно, говорю что думаю и не боюсь быть уволенным.

Галина ЛЕМЗЯКОВА: Завод закроют, столовую оставят

Столовая, которая находится на заводе «Сан ИнБев», единственная в городе, которая работает с 9 до 23 часов. И если раньше здесь ели только работники завода, то год назад двери открыли всем желающим. И народ пошел! Столовая просторная, в ней одновременно могут обедать 80 человек. Сохранится ли она после закрытия завода?

Как рассказала нашей редакции Зоя ЧУЧКОВА, директор ООО «Чарли», три года назад они заключили договор по аренде помещения столовой с заводом «Сан ИнБев». Договор заканчивается в марте 2015 года. И хотя сейчас дальнейшая судьба завода неизвестна, арендаторы планируют работать в этом здании еще не один год.

Столовая очень востребована. Другого места в городе, где бы можно было недорого и вкусно поесть, к примеру, в 9 часов утра или 9 часов вечера, просто нет! Ассортимент блюд довольно большой, только вторых 12 названий. Средняя стоимость обеда (салат, первое, второе, компот и хлеб) 100-120 рублей. А низкие цены по сегодняшним временам — безошибочный способ привлечения посетителей.

Судя по всему завод закроется, а столовая останется.

Судя по этой табличке у центрального входа, ангарский «Сан ИнБев» прожил всего 5 лет и 6 месяцев.

ангарск 16102014

Строить завод начали в сентябре 2006 года. С тех пор поменялась не только власть, но и отношение ангарчан, а также всех россиян к пиву. Всё закономерно. И это радует. Радует, что работа нашего Союза приводит к закрытию предприятий транснационального пивоваренного бизнеса и усилению позиций, а также открытию новых предприятий независимого российского пивоваренного бизнеса.

По материалам СМИ, г. Ангарск

2 комментария

  1. Ашот:

    В последнее время я пью жигули барное как светлое, так и бархатное, оно мне нравится, но у меня есть подозрения что не только балтика, санинбев, эфес и т.п. используют заменители, но и другие крупные и малые производители. Производство любого продукта (тем более пива) требует большого трудолюбия и усердия. Пивовар должен готовить пиво как для себя, а не только ради прибыли, тогда его пиво будут пить независимо от каких-либо экономических условий. Приветствую качество минипивоварен, хотя у некоторых тоже есть недочёты.

  2. Игорь:

    ВСЁ ВЕРНО, ТАКИХ Г(ПИВО)ВАРОВ НАМ НЕ НАДО, И ПУСТЬ КАНАЮТ. А ЗАВОДИШКО ТО БУШ ПРИХВАТИТЬ НЕ ЗАБЫЛ. ЗАКРЫЛ ЗАВОД — ОБОРУДОВАНИЕ НАЦИОНАЛИЗИРОВАТЬ И ОТДАТЬ РОССИЙСКИМ ПИВОВАРАМ.

    ВОТ ЩЕРБАКОВ БЫ ОБРАДОВАЛСЯ!