Всеобщее равенство перед пивом минимизирует проблемы социального неравенства.

— Хейзе, немецкий философ

История борьбы Водки с Пивом «Часть первая: Древняя Русь – Царская Россия». (2015-01-28)

В данной аналитической статье по вопросам акцизного налогообложения пивоваренной и винодельческой продукции мы попробуем сделать небольшой экскурс в историю вопроса и, самое главное, попытаемся понять насколько важен анализ совершённых в далёком прошлом ошибок, сделанных нашими предками и нашими русскими государственными деятелями, и понять, что нужно сделать для того, чтобы в будущем избежать необходимости совершения новых ошибок, ведь всё-таки, как ни крути, а «умный учится на чужих ошибках».

В качестве введения хотелось бы привести мнение Медицинского Совета и его представителя академика А. Я. Данилевского по запросу Министерства финансов России (Главного Управления Неоплатных Сборов и Казенной продажи нитей), 1904 г.

Вопрос Министерства финансов:

«Должно ли пиво причисляться к крепким спиртным напиткам, относится ли оно к напиткам опьяняющим, а потому вредным, и безвредно ли пиво в смысле отравления организма?»

Мнение Медицинского Совета:

«Высокая крепость водки оказывает опьяняющее действие на всякий организм при сравнительно небольших количествах потребления. Опьяняющая же роль пива зависит от количества выпиваемого пива и возраста, пола и привычек потребления.

Опьяняющая роль пива как крепкого напитка выступает лишь при неумеренном потреблении. В сортах пива, содержащих менее 4 градусов, по отношению к организму преобладает роль диетическая. В силу этого по отношению к взрослому мужчине пиво с содержанием менее 4 градусов алкоголя можно отнести к некрепким напиткам. Пиво богато питательными стимулирующими и вкусовыми началами, приносит долю вкусового удовлетворения. Поэтому в диетическом отношении употребление пива, несмотря на присутствие в нем алкоголя, заслуживает скорее поощрения, чем запрещения.

Помимо его диетического значения пиво должно рассматриваться как наименее вредный и опасный из спиртных напитков, способный служить средством борьбы с губительной ролью водки в жизни народа.

Пиво с содержанием алкоголя менее четырех градусов следует признать напитком не только безвредным, но даже полезным по своим диетическим свойствам».

Все вопросы Министерства финансов и ответы Медицинского совета по теме пива можно скачать здесь.

Сегодня можно лишь улыбнуться той исторической остроте противостояния пива и водки и сделать свои выводы о верном разделении пива крепостью ниже 4% и выше (кстати, данный вопрос разделения пива с целью оптимизации вопросов налогообложения был поддержан Министерством финансов России в 1904 г.) и о реальной пользе или вреде водки и пива, однако, наша с Вами задача не состоит в определении того, кто прав: водка или пиво – наша задача — сбор исторических данных и опыта наших предков и его анализ.

Собранный нами исторический материал будет передан Правительственной комиссии по повышению конкурентоспособности и регулированию алкогольного рынка, Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка и Министерству финансов Российской Федерации.

В русских летописях широко приводятся сведения об употреблении в старину на Руси хмельных напитков, издревле известных славянам. Напитки изготовлялись не только из хлебного сырья (брага и квас), но и из меда. Русский историк Н. Я. Аристов указывает, что «с ранних пор умели русские растить и приготовлять солод, он шел для варки пива», что повсеместно на Руси «напитками в древнее время были квас, мед и пиво».

В условиях натурального хозяйства, господствовавшего в эпоху древней Руси, хмельные напитки — пиво, брагу и мед — всякий варил для собственной надобности. Промышленного производства пива в этот период не было.

Многочисленные данные достаточно полно свидетельствуют, что мед, пиво, брага — повсеместно являлись основными и единственными напитками. Водка начала широко распространяться на Руси только с XVI века.

О распространении на Руси пива и меда как хмельных напитков говорит Иосафат Барбаро в описании своего путешествия по Московии в 1436 г.: «Московитяне вина не пьют, но приготовляют особенного рода напиток из меда или из пшеницы, подмешивая туда хмель, который, приводя напиток в брожение, придает ему такую крепость, что им можно напиться допьяна, как вином».

Распространение хмельных напитков на территории с XV века послужило основанием для древних русских князей превратить их в важный источник дохода княжеской казны путем установления пошлин на хмель и солод. О пошлинах на хмель говорится уже в летописи древнего Новгородского списка. Население свободно варило напитки, платя за это бражную пошлину и медовую дань, которая являлась, вероятно, самой первой формой обложения напитков.

Но это вольное право приготовлять напитки для собственного обихода существовало только в самый ранний период формирования русского государства. В процессе общего развития хозяйства пиво и прочие напитки все более становятся предметом обмена. В городах начали развиваться промыслы по изготовлению съестных припасов и напитков, спрос на которые предъявляло преимущественно пришлое население, не производившее продуктов у себя на дому.

Процесс выделения пивоварения в самостоятельный промысел начался в России рано. Сложившееся ремесленное производство пива в обособленных помещениях в размерах, превышающих потребность в пиве семьи, с расчетом на обслуживание пришлого населения городов, относится еще к XII в. В дальнейшем, с ростом внутреннего рынка, оно получило значительное распространение.

В отличие от свободного развития разнообразных пищевых промыслов пивоваренное производство уже на ранней стадии подвергалось значительным ограничениям. Использование хмельных напитков, как источника дохода, привело к последовательному вытеснению свободного изготовления пива.

Период татарского нашествия характеризовался полным запрещением татарскими ханами изготовления хмельных напитков. После свержения татарского ига московские князья сохранили запрещение частным лицам продавать хмельные напитки, превратив эту продажу в исключительное право казны.

С запрещением частного пивоварения начали возникать корчмы с продажей закусок, пива и меда (корчма — от слова корм, т е. место, где кормят). За право торговли корчмари, содержатели корчем, платили пошлину.

От обложения корчмы данью князья переходили к заведению своих корчем и преследованию вольных. При Иване III право выделки вина было уже казенной монополией. Для закрепления монопольного права казны варить пиво и монополии на корчмы Иван III запретил кому бы то ни было «возить пиво и употреблять хмель». Это был период, когда завершилось образование централизованного русского государства и, следовательно, усилились поиски новых источников государственных доходов.

Чтобы обеспечить поступление доходов, было строжайше запрещено крестьянам и посадским людям на дому «пива варить и меду ставить». Для собственного употребления варить пиво могли: дети боярские, первые дворяне, приказные люди, гости, гостинная сотня, суконная сотня, ратные и служилые люди. Совершенно запрещено было варить пиво «средним и молодшим людям».

О широком масштабе производства и потребления пива в конце XVII в. имеются указания ряда источников. Все приведенное подтверждает, что среди хмельных напитков существенная роль принадлежала пиву. Энергичное внедрение водки создавало неблагоприятные условия для русской пивоваренной промышленности. В 1705 г. был введен откуп на питейный доход. Откупа негативно сказались на всей пивоваренной отрасли.

Питейные доходы казны росли очень быстро и, по исчислению проф. Китарры, за 150 лет увеличились в 335 раз. Статистика царского Министерства финансов дает следующие сведения о питейных сборах, начиная с 1750 г.

1750 2666 тыс. руб.
1800 12622 тыс. руб.
1850 52443 тыс. руб.
1863 113700 тыс. руб.

 

Доходы казны от питейных сборов в 1863 г. составляли 31% от всей суммы государственных доходов.

Система питейных откупов и монополий являлась крупнейшим внутренним источником первоначального накопления денежных капиталов боярством и торговыми людьми. Этим же путем шел прямой грабеж присоединявшихся территорий.

Заинтересованность стоявшей у власти дворянско-помещичьей верхушки во всемерном распространении водки обусловливалась отнюдь не только бюджетными соображениями. Здесь ярко выступает на сцену борьба двух отраслей — винокуренной и пивоваренной.

Конкурентная борьба двух отраслей, из которых одна — винокуренная — опиралась на всю мощь полицейско-помещичьего государственного аппарата, явилась одной из существенных причин крайне незначительного развития пивоварения в России и его постоянно упадочного состояния.

Пивоварение пришло за период откупов в состояние глубокого упадка. Потребление пива имело незначительные размеры, причем знать и богатые купцы прибегали к ввозу пива из заграницы. При Екатерине II ввоз английского пива расширился. Ввоз портера и пива с 19,6 тыс. руб. в 1749 г. возрос до 368 тыс. руб. в 1792 г.

В 1817 г. при отмене откупа и переходе к казенной продаже пивоварение начало возрастать. Так, число портерных лавок только за два года возросло с 70 до 736. Число пивоваренных заводов в великорусских губерниях возросло до 877. Это был период подъема пивоварения, становления национальной пивоваренной промышленности в форме мануфактуры.

Возвращение к откупам с 1827 г. вновь повело ограничениям производства и торговли пивом. Недолгое процветание пивоварения сменилось падением производства. Пивоварение стало быстро сокращаться и к 1848 г. в 19 губерниях совершенно прекратилось. Потребление пива в Москве, поднявшееся в первой четверти XIX в. до 2 млн. ведер, сократилось к 1856 г. на 75% — было потреблено 484 тыс. ведер.

Общее состояние пивоварения в это время находилось в упадке. Помехи, чинимые откупщиками развитию пивного промысла, ограничение домашнего пивоварения, интересы помещиков-заводчиков, куривших вино, интересы казенной монополии — все это преследовало одну цель — обеспечить сбыт быстро растущему производству водки.

Производство водки возросло только за 15 лет (с 1843 г. до 1859 г.) с 16,1 млн. ведер до 51,7 млн. ведер, т. е. более чем втрое.

На территории царской России перед введением акцизной системы (1863) насчитывалось 2190 пивоваренных заводов, расположенных исключительно в европейской части России. По мощности больше половины заводов (53,5%) были самые мелкие, с объёмом производства до 5000 дкл пива в год. Заводов до 50 000 дкл было 45,6%, а свыше 50000 дкл всего 0,9%. Иначе говоря, заводов значительного по тому времени масштаба было около двух десятков, а крупных заводов насчитывалось всего пять (в Москве, Петербурге, Варшаве и Риге).

В 1863 г. была введена новая акцизная система обложения спиртных напитков, заменившая откуп. Перейдя в дальнейшем в форму полной монополии, эта система действовала до 1914 г. Сущность акцизной системы состояла в свободе торговли спиртными напитками и обложении акцизом производства водки и пива, а также мест их продажи (патентный сбор).

Доходы казны неуклонно росли. Питейный доход со 113,7 млн. руб. в 1863 г. поднялся до 309,6 млн. руб. в 1895 г. Период освобождения пивоваренной промышленности от откупов совпадает с началом появления в крупных центрах заводов, применявших для изготовления пива аппараты и приборы. Общий промышленный подъем страны, вырвавшейся из оков крепостничества, рост городов, а также более благоприятные условия акцизной системы по сравнению с откупами обусловили подъем пивоварения и значительный рост производства пива.

рис1 28012015

Как видно из рис. 2, на протяжении двух десятилетий (1860-1880 гг.) производство пива возросло почти в пять раз. Последующее понижение производства пива после 80-х годов объясняется сильнейшей экономической депрессией 1882-1886 гг., а также повышением акциза на пиво.

При стоимости водки 5 руб. за ведро, а пива — 1 руб. за ведро градус спирта в водке обходился в 12,5 коп., а в пиве — в 25 коп., т. е. вдвое дороже.

С 1887 г. вновь наблюдается значительный рост производства пива. Этот рост сопровождался процессом укрупнения пивоваренных заводов, отражая собой происходивший общий во всей промышленности процесс концентрации производства. Промышленный капитализм в России в конце XIX в. способствовал, таким образом, быстрому продвижению вперед русской промышленности. Она достигла более высокой концентрации, чем в передовых капиталистических странах.

Таблица показывает, что количество пивоваренных заводов уменьшилось за 30 лет (1865-1895) вдвое и затем стабилизировалось на одном уровне с небольшими отклонениями. Средний объём производства на один завод непрерывно возрастал, характеризуя поглощение мелких заводов более крупными, хорошо оборудованными. В 1900 г. 24 завода (т. е. 2,2 % общего числа заводов) произвели 44% всего произведенного пива, в том числе семь заводов свыше 1 млн. ведер каждый. Это говорит о значительной степени концентрации пивоваренного производства, о том, что и в этой отрасли уже господствовали крупные предприятия.

Годы Количество пивоваренных заводов Продукция в тыс. ведер Средняя выработка на
один завод в тыс. ведер
1865 2284 11100 4,9
1875 2070 30965 15,0
1885 1541 28243 20,7
1895 1066 38790 36,4
1900 981 47737 48,7

 

Обложение пива за время применения акцизной системы отличалось большим разнообразием. Вначале обложению подлежало всё технологическое оборудование — акциз взимался по совокупной емкости: заторных и вспомогательных к ним чанов и котлов, по числу производимых заторов и по сроку пивоварения. Считалось, что из четверти солода получается 20 ведер пива, что на четверть солода требуется 22 ведра емкости заторного чана, а объем котлов и остального технологического оборудования составляет половину объема заторного чана. В соответствии с этим акциз был установлен по совокупной емкости технологического оборудования при одном заторе — 9 копеек с ведра, при двух заторах — 18 копеек и при трех заторах — 18 копеек с ведра в сутки.

Действовавшая акцизная система тормозила технический прогресс. Установленный акциз на всё технологическое оборудование поставил заводы в условия, при которых невозможно было пользоваться неосновным технологическим оборудованием, также подлежащему обложению. В 1864 г. были внесены изменения, и неосновное оборудование было освобождено от обложения. Теперь, наоборот, пивовары всячески старались увеличивать неосновное технологическое за счет основного технологического, облагаемого акцизом. К примеру, использовали второй неосновной заторный чан, что давало возможность на законном основании затереть гораздо больше, чем позволяла емкость одного заторного чана.

По величине обложения акцизом пива Россия стояла на первом месте среди других стран — 20,8 коп. с ведра при плотности сусла в среднем 12,5%. Общая же сумма акциза с пива, вследствие низкого уровня производства, была крайне незначительна — в 1885-1890 гг. она держалась на уровне 5-5,5 млн. руб., а с 1895 г. повысилась с 8 млн. руб. до 23 млн. руб. в 1913 г. По сравнению с доходами от водки это были ничтожные суммы.

Акцизная система на пиво, мало удовлетворявшая интересам фискальных органов государственной власти, вела в то же время к грубому нарушению технологии пивоварения и ухудшению качества продукции. Пивовары для уменьшения акцизной платы на пуд солода стали делать непомерно густые заторы, а потом густое сусло разбавляли при наливе в фильтрующем чане водой. Густота заторов, мешая нормальному течению технологического процесса, значительно препятствовала нормальному осахариванию, что вело к неполному использованию экстрактивных веществ солода и получению пива неудовлетворительного качества. С другой стороны, густота заторов замедляла ход процеживания сусла в фильтрующем чане, отчего сусло теряло основное качество — приятный вкус. Пивовары прибегали к употреблению большого количества воды для выщелачивания дробины. В связи с тем, что закон запрещал разбавлять водой готовое пиво, пивовары стали разбавлять водой сусло. Все это, естественно, приводило к снижению качества пива.

Порядок взимания акциза был губителен для производства. Так как акциз взимался с каждого затора, имеющего разрешение на его приготовление, то требовалось подавать заявление акцизному надзирателю, испрашивая разрешение на затирание, после чего акцизный надзиратель выдавал разовое разрешительное свидетельство. Во время бездействия завода технологическое оборудование опечатывалось. Распечатывание производилось лицом акцизного надзора. Все это мешало производству. Тяжесть акцизных порядков падала главным образом на мелкие предприятия. Крупным предприятиям было легче бороться с акцизной системой. Более выгодное положение крупных предприятий в отношении акциза содействовало концентрации производства.

В этом отношении в пивоваренной промышленности наблюдался тот же процесс, который даже В. И. Ленин отмечал в области винокурения, а именно: «быстрая концентрация на крупных заводах шла отчасти вследствие требования акцизной системы».

В 1895 г. акцизная форма обложения была преобразована в систему казенной винной монополии, действовавшей до 1914 г. Эта система преследовала две цели: поддержать крупных землевладельцев-помещиков, занимавшихся винокурением, и повысить доход казны дополнительными сотнями миллионов рублей, которые оставались до этого в руках частных винных торговцев.

Монополия закрепила исключительное право казны на продажу спирта, вина и водочных изделий. Доходы казны стали возрастать огромными темпами; по доходам от питейного дела Россия заняла первое место в ряде других стран. Соотношение производства по Российской империи водки, вина и пива в переводе на абсолютный алкоголь показывает, какую превалирующую роль в потреблении алкогольных напитков занимала водка и как незначительны были размеры производства виноградного вина и пива (рис. 3).

рис2 28012015

Рост дохода казны от водки, незначительность доходов от пива и высокий удельный вес питейного дохода в общих государственных доходах наглядно иллюстрирует диаграмма питейного дохода по Российской империи за 1750-1013 гг.  (рис. 4). Казна, с точки зрения своих интересов, всемерно стремилась создать наиболее благоприятные условия для развития спирто-водочной промышленности, чтобы увеличить доходы от водки.

рис3 28012015

Все приведенные факторы оказывали влияние на то, что пиво, как общеупотребительный напиток, постепенно отодвигалось на задний план, будучи вытесненным водкой.

В то же время важнейшим фактором, обусловившим незначительное развитие этой отрасли, являлась общая социально-экономическая отсталость страны, низкий уровень индустриализации, крайне незначительный удельный вес городского населения, нищенский уровень потребления широких масс вследствие их ничтожной покупательной способности. В силу этих причин пивоваренная отрасль и не могла получить большого развития.

Производство пива оставалось до 1914 г. на низком уровне, далеко отставая от уровня пивоварения всех крупных стран. Так, при общем мировом производстве пива в 1913 г. в 294,7 млн. гл доля России составляла 11 млн. гл, США — 77 млн. гл, Германии — 68 млн. гл, Англии — 58 млн. гл, Франции — 16 млн. гл.

К началу первой империалистической войны, с момента объявления которой царизм вынужден был прекратить торговлю водкой, а также пивом, в пивоваренной промышленности насчитывалось, по статистике бывшего Министерства финансов, 1016 действующих заводов или в границах СССР 1940 г. — 845 заводов; из них 398 в городах и 447 в сельских местностях (в основном в Прибалтике).

Абсолютно естественно, что на потребление различных видов напитков влияло проводившееся в фискальных целях высокое налоговое обложение. Для анализа уровня и динамики потребления пива небезынтересно привести данные об уровне цен на пиво по сравнению с ценами на другие спиртные напитки в царской России.

Один градус спирта в ведре пива в 1913 г., как мы уже говорили, обходился 30-40 коп. К примеру, цена виноградного вина в 1913 г. в зависимости от качества (по данным Главного управления земледелия и землеустройства) за один градус спирта в ведре вина (при крепости в 10- 12 градусов) выражалась 20-40 коп., а в винодельческих районах еще дешевле.

Ну а градус спирта в ведре водки в 1913 г. стоил в продаже 21 коп. Все расходы казны по производству, включая транспортировку, розничную продажу и пр., были в среднем за 1904-1911 гг. в 3,5 раза ниже средней продажной цены за эти же годы. Следовательно, чистый доход на ведре водки составлял 250% к ее стоимости.

Таким образом, один градус спирта обходился потребителю в виде водки 31 коп., в виде пива — 30-40 коп. и в виде вина — 20-40 коп. Это показывает, что водка (в расчете на градус) была дешевле, чем вино, и значительно дешевле, чем пиво. Это способствовало вытеснению пива и вина дешевой водкой. Водочная монополия приносила огромные доходы казне. В интересах выкачивания народных средств царским Правительством энергично поощрялось распространение водки в неограниченных размерах.

Стоит, конечно, отметить, что незначительные размеры производства и потребления пива в царской России, наряду с указанными причинами, обусловливались без сомнения и недостаточным уровнем индустриализации и развития городов. Достаточно сказать, что в 1913 г. городское население составляло лишь 15% общего населения, а народный доход на душу населения был 101 руб. в год.

Что в итоге, уважаемые коллеги? Как мы видим из нашего анализа исторических данных, процесс законодательного регулирования производства пивоваренной продукции в царской России, включая акцизное налогообложение, был чрезвычайно непрост, запутан, неоднократно пересматривался и переигрывался. А самое главное, этот процесс до боли напоминает нам о проблемах дня сегодняшнего. И что-то нам подсказывает, что истории давно минувших дней всё-таки стоит помнить и изучать, чтобы их не повторять, ведь как ни крути «умный учится на чужих ошибках».

Будем рады представить Вам в феврале 2015 г. продолжение темы в новой аналитической статье:

История борьбы Водки с Пивом «Часть вторая: Советский Союз – Современная Россия».

 

Один комментарий

  1. Катя:

    Сайт хорош, слов нет.