Пейте пиво не спеша, пусть блаженствует душа!

Александр Мордовин: В РФ производят 10 млрд литров пива в год — Интервью на радио LIFE, «Экономика по-русски» (2016-06-17)

рсн15 июня 2016 года Президент Национального союза производителей ячменя, солода, хмеля и пивобезалкогольной продукции Александр Мордовин принял участие в передаче «Экономика по-русски» в эфире «Русской Службы Новостей».

Тема передачи:
Развитие рынка пивобезалкогольной продукции.

 

Р. КАРИМОВ: Рустам Каримов у микрофона, «Экономика по-русски», с нами сегодня президент Национального союза производителей ячменя, солода, хмеля и пивобезалкогольной продукции Александр Мордовин. Александр Николаевич, здравствуйте.

А. МОРДОВИН: Здравствуйте.

Р. КАРИМОВ: Обо всём поговорим. Поговорим и о ремесле, и о малых пивоваренных предприятиях, и о споре Федеральной антимонопольной службы с правительством по поводу возврата пива, ну и сигарет тоже, нужно отметить, в ларьки, также по таре пластиковой, «полуторкам», и о том, что стали, оказывается, меньше пить алкоголя, в том числе и пива, жители Москвы за последние полтора года. Официальные данные от столичных властей. Обо всём по порядку. Начнём с того, что многие порталы, которые пишут о пивном деле, бьют в колокола и сообщают о том, что малый пивоваренный бизнес поставлен на грань рентабельности. Аргумент такой: малые пивоварни были в срочном порядке подключены к единой государственной информационной системе автоматизированного типа по контролю за объёмами изготовления оборотного алкоголя, их прибыль резко в итоге сократилась. Вот этих предприятий. А затраты возросли. Так ли это?

А. МОРДОВИН: Вы знаете, введение системы ЕГАИС и, самое главное, сквозного ЕГАИС, то есть системы контроля от производителя до потребителя, является неотъемлемой частью системы контроля над производителями алкоголя. Пиво у нас включено, соответственно, в понятие алкогольной продукции, и, конечно, ни для одной подгруппы (неважно, это пиво, вино или крепкий алкоголь) в этой системе не может быть исключения, потому что государство должно знать, какой объём продукции производится и, самое главное, какой объём реализуется, потому что именно две эти позиции зачастую у нас отличаются, в результате чего через абсолютно легальные торговые точки реализуется, не будем даже его называть контрафактный, это, скорее всего, не совсем даже так, неучтённый алкоголь, то есть тот, который выпускается вполне легальными предприятиями без оплаты акцизов.

Р. КАРИМОВ: Но, я так понимаю, пивоварни хотят уйти отчасти в тень.

А. МОРДОВИН: Конечно. Сейчас это выгодно. За последние три года акциз на пивоваренную продукцию вырос с 3 рублей за литр до 20. То есть практически семикратный рост.

«Для пивовара наступил такой момент, что он начинает думать, как можно сэкономить, не оплатив часть акциза».

Через этот путь прошли производители крепкого алкоголя, сформировав очень сильный рынок контрафактной алкогольной продукции. К сожалению, мы живём с Вами в нашей стране, где понятие «теневой рынок алкогольной продукции» является чем-то, наверное, уже само собой разумеющимся, и часть пивоваров, к большому сожалению, об этом есть и информация в средствах массовой информации, стала использовать метод так называемого «частичного акциза», когда с части продукции акциз оплачивается, а определённая часть утаивается от государства.

Р. КАРИМОВ: А каким образом они потом всё это реализуют и ставят на учёт?

А. МОРДОВИН: На пиво не нужна акцизная марка, поэтому учёт партии произведённой и учёт партии реализованной, как правило, может отличаться. И реализуется это, в основном, через сети подконтрольных торговых точек. В общем-то, вся система абсолютно идентична крепкому алкоголю, то есть ничего нового пивовары не придумали.

Р. КАРИМОВ: Когда Вы говорили о производителях крепкого алкоголя, Вы использовали деепричастие «сформировав». То есть косвенно сформировав теневой, контрафактный рынок, правильно? Или непосредственно напрямую сформировав?

А. МОРДОВИН: Теневой рынок алкогольной продукции, естественно, формируется в результате того, что ставка акциза достаточно высока. И умножая эту ставку на объём выпускаемой предприятием продукции, мы получаем суммы, эквивалентные миллиардам рублей. И, конечно же, часть производителей думает, почему не заплатить, условно говоря, 75% государству, а 25% не заплатить и оставить его, соответственно, в своём кармане. Поэтому, конечно же, с крепкого алкоголя процесс пошёл. Когда был акциз на пиво 3 рубля, производителю не нужно было думать, утаивать или не утаивать, суммы были не настолько значимыми. А сегодня она отличается от Росстата, и есть причины, почему отличается. В России производится и реализуется примерно 10 миллиардов литров алкогольной продукции. Умножив на акциз, мы получаем, соответственно, очень значимые суммы.

Р. КАРИМОВ: Я просто всё это записываю. Слушайте, а себестоимость одного литра примерно скольким рублям равна?

А. МОРДОВИН: Вы знаете, сложный очень вопрос. Это как примерная средняя температура по больнице, потому что в зависимости от размера пивоваренного производства себестоимость продукции отличается в разы. То есть если брать, например, гигантов. К примеру, транснациональные корпорации, тот же Carlsberg и «Балтику» — у них себестоимость очень сильно отличается от небольшого крафтового пивовара, который расположен, условно говоря, где-нибудь в Удмуртии. И это понятно, потому что, во-первых, сырьё используемое. Закупки сырья небольшого объёма гораздо дороже обходятся предприятию. И себестоимость, то есть технологические процессы производства пива в небольшой пивоварне значимо больше, поэтому и цена, я думаю, Вы видите прекрасно, тоже.

И буквально шествует победоносно по стране крафтовое пивоварение. Цена на литр продукции, если его покупать даже в магазине, превышает 100 рублей. И более того, стремится к 200-300 рублям. И на это есть причины.

Р. КАРИМОВ: Что нужно для открытия малого пивоваренного предприятия? Ну такого, семейного. Вот Вы сейчас говорили о крафтовом пиве. Я имею ввиду, по вложениям, по ресурсам и по документации.

А. МОРДОВИН: Вопрос достаточно комплексный. Начнём с документальной части. Для этого нужно создание общества с ограниченной ответственностью. К сожалению, индивидуальный предприниматель не имеет права у нас производить алкогольную продукцию, торговать оптом, ИП имеют право только реализовывать в розницу эту продукцию. То есть, во-первых, зарегистрироваться. Потом понять, на мой взгляд, самое важное, какие объёмы продукции ты планируешь производить и желательно подумать над ассортиментом, то есть какие сорта пива ты хочешь производить, потому что технологическое оборудование, основное технологическое оборудование для производства пива формируется в зависимости от этих требований. То есть малый пивовар, назовём его крафтовый, средний или более-менее уже крупный производитель. Конечно, есть и различия в поставщиках оборудования. То есть если кто-то, например, из слушателей задумывается над тем, что он хочет приобрести пивоваренное производство — конечно, для этого нужны финансы. Финансы, в первую очередь, опять-таки в технологическое оборудование. Есть пивоваренные производства, которые производятся у нас в России, есть которые в Китае, это доступная ниша для того, чтобы стать крафтовым пивоваром. И есть пивоваренное производство уже брендовое, с именами. Не буду рекламировать производителя, но это, как Вы понимаете, Германия, Чехия, Австрия. На мой взгляд, минимальная сумма инвестиций, чтобы войти в этот сегмент, должна составлять не менее 10 миллионов рублей. На эту сумму можно рассчитывать на достаточно неплохое оборудование российского или китайского производства, которое вполне без проблем отслужит несколько лет.

Фото: ©РИА Новости/Алексей Кузнецов

Фото: ©РИА Новости/Алексей Кузнецов

Р. КАРИМОВ: Насколько это интересно инвесторам?

А. МОРДОВИН: Это очень интересно, потому что маржа в крафтовом пиве на сегодня очень большая и в ряде случаев превышает 100%.

Р. КАРИМОВ: Несмотря на то, что есть рядом конкуренты в одном районе?

А. МОРДОВИН: Пока не насыщен рынок. По нашей оценке, рынок крафтового пивоварения будет продолжать развиваться. Мы примерно считаем, что общее число пивоваренных производств на территории Российской Федерации, здесь у нас свои данные, потому что мы считаем их как потребителей сырья и поставляем им сырьё, уже превышает 1000 пивоваренных производств. Из них сотни, естественно, крафтовых пивоваров, и их число будет расти, потому что потребитель заинтересован уйти от стандартного к каким-то новым сортам пива, попробовать новый вкус. Не всегда он ему понравится, потому что многие сорта очень специфические, но, тем не менее, мы все индивидуальны, поэтому сорта пива, я считаю, тоже должны и могут иметь ярко выраженный индивидуальный характер.

Р. КАРИМОВ: Как Вы считаете, крафтовое пиво сможет заместить когда-либо пенный напиток больших заводов-изготовителей?

А. МОРДОВИН:

«Если брать в основу качественный продукт, у нас есть крупные пивовары, которые производят действительно качественное пиво. В первую очередь, это российские пивовары, которые используют 100% солода, натуральный хмель и классические технологии пивоварения».

Поэтому эта категория продукции была, есть и будет, и она будет, естественно, более доступной по цене, чем крафтовое пиво.

Р. КАРИМОВ: Александр Николаевич, мы обсудили и по деньгам, и по месту, и по реализации. А что с поставщиками продукции? Я имею в виду, с поставщиками сырья.

А. МОРДОВИН: На данный момент в силу развития крафтового пивоварения нашими солодовенными предприятиями освоен выпуск специальных солодов, которые как раз и нужны для производства особых сортов пива. И тренд сегодня очень благоприятный — снижается объём импорта у пивоваренного солода, и полностью практически сошёл на нет объём импорта пивоваренного ячменя. К сожалению, по хмелю ситуация у нас, как и была ранее, неблагоприятная. Можно сказать, что российского хмеля скорее нет, чем он есть, поэтому все потребности российских пивоваров, как крафтовых, так и крупных предприятий, удовлетворяются за счёт импортных поставок. В первую очередь это Чехия, Германия и Соединённые Штаты.

Р. КАРИМОВ: И ограничивать, естественно, не будут, ввоз хмеля? В рамках не импортозамещения, я имею ввиду, в рамках санкций и ответных санкций?

А. МОРДОВИН: Мы думали над этим совместно с Министерством сельского хозяйства, каким образом нам стронуть вопрос возрождения российского хмелепроизводства. Как мы понимаем, эта тема — одна из основных по вопросу импортозамещения, потому что допускать такую ситуацию, когда хмеля завозится на 10 миллиардов рублей ежегодно к нам в Россию, притом что он может у нас прекрасно произрастать в той же Чувашии или на территории Курской области — это недопустимо. Проблема очень сложная, потому что хмель — это долгосрочные инвестиции. То есть, сказав сегодня: «Я хочу производить хмель и хочу быть поставщиком», — это значит ничего не сказать, потому что, как минимум, 5—7 лет нужно для того, чтобы получить первые объёмы товарного хмеля на продажу. И, к сожалению, в сельском хозяйстве сегодня, конечно, делаются максимальные попытки, в том числе и благодаря новому нашему министру Александру Николаевичу Ткачёву, переломить ряд тех событий, которые не менялись долгие годы. И мы надеемся, что тема хмеля будет одной из тех тем, которые мы сможем сдвинуть с места.

Фото: ©РИА Новости/Саид Царнаев

Фото: ©РИА Новости/Саид Царнаев

Р. КАРИМОВ: Ну я понимаю, пока только на словах? Но для того, чтобы сдвинуть с места, нужны вливания, а Минсельхоз, я так понимаю, говорит, что денег нет пока?

А. МОРДОВИН: Я боюсь, что в ближайшей перспективе получить государственное финансирование под эту программу будет невозможно. Всё-таки пиво — это алкоголь, и сегодня, слава богу, какие-то средства находятся на поддержку отечественных виноделов, потому что виноделие — это та тема, которую вот реально нужно поддерживать и нужно возрождать, потому что производство и потребление вина в стране по сравнению с советскими временами очень сильно упало. Пиво растёт, и объём достаточно большой. Но тем не менее, определённые финансы есть у Минсельхоза, поэтому будем думать, что какое-то перераспределение средств возможно.

Р. КАРИМОВ: Возможно ли рассчитать долю отечественного крафтового пива на российском рынке?

А. МОРДОВИН: Долю в общем объёме производства пива в стране?

Р. КАРИМОВ: Да.

А. МОРДОВИН:

«Мы оцениваем этот объём в 10 миллиардов литров. То есть официальная статистика за прошлый год даёт нам 7,4 миллиарда литров».

Тем не менее, объём всё-таки приближен к цифре, которую я озвучил.

Р. КАРИМОВ: В процентах это сколько?

А. МОРДОВИН: В процентах крафтовое пиво, я думаю, составляет на сегодня от 3 до 4% от общего объёма производства пива в стране.

Р. КАРИМОВ: Ну и естественно, прогнозируете повышение, увеличение.

А. МОРДОВИН: Мы прогнозируем увеличение числа крафтовых пивоваров. Это выгодно, в первую очередь, и, во вторую, естественно, большее число даёт нам и объём.

Р. КАРИМОВ: Раз уж мы говорим об увеличении объёма производства и продаж, господин Немерюк, глава столичного Департамента торговли и услуг, говорит, что жители Москвы за последние полтора года стали меньше пить алкоголя, как крепкого, так и пива. Есть определённое снижение продажи алкоголя. Я другие цифры называть не буду, только по пиву. Потребление пива упало с 91 литра в год на душу населения до 80 литров. При этом производителей пива это, наверное, не так радует, как медиков, допустим.

А. МОРДОВИН: Вы знаете, есть определённый диалог с Алексеем Немерюком по этой теме. И Вы знаете, естественно, он как государственный чиновник, основывается на данных государственной службы статистики. И как я Вам говорил, в силу того что у алкоголя есть, естественно, теневой рынок, в том числе и у пива, отследить этот объём Росстат никак не может. И по нашей оценке, объём производства и потребления, как я уже сказал, на протяжении примерно последних пяти лет, потерпел небольшой спад, но на протяжении пяти лет он достаточно стабилен. И Вы видите, в Москве открывается большое количество пабов пивных именно, большое количество новых сортов пива крафтового присутствует, поэтому не совсем согласен с господином Немерюком, что объёмы потребления пива в Москве у нас упали. Это больше всего данные официальной статистики. По ним — да, объёмы падают.

Р. КАРИМОВ: Причём о сезонности тоже речи нет, я так понимаю. Обычно привыкли к тому, что летом объём продаж и реализации больше, чем зимой.

А. МОРДОВИН: Это естественно. Сезонность в пиве присутствует, особенно она ярко выражена — чем жарче лето, тем больше потребление пива. Сезонность очень ярко выражена в южных регионах нашей страны. Например, та же Ростовская область или Краснодарский край: летом идёт максимальное производство. Если разделить год на месяцы и сравнить по объёмам производства, за лето производится и, в общем-то, продаётся где-то, наверное, практически три четверти от общего объёма продукции, производимой предприятием. И это нормально. Москва — немножко другой город, лето у нас не настолько жаркое, пиво сейчас рекламировать нельзя, поэтому основной объём пива потребляется у себя дома, либо в заведениях. Поэтому он достаточно стабилен на протяжении всего года. Конечно, лето — больше, но и остальные месяцы выглядят достаточно неплохо.

Р. КАРИМОВ: А без рекламы пива и с этими ограничениями по продаже, я имею в виду временными промежутками, меньше стали пить?

А. МОРДОВИН: Как я сказал, 5 лет имеем практически константу. То есть те законодательные ограничения, которые были введены за последние 5 лет, конечно, оказывают определённое влияние. Да, рентабельность падает, потому что нужны дополнительные инвестиции. Это связано, например, и с ограничением по ПЭТ-таре, которое сейчас будет вводиться. Но тем не менее, пока глобального ухудшения ситуации на рынке не произошло. Конечно, плачут очень сильно крупные транснациональные пивоваренные корпорации — их объёмы реально падают. Но это связано не с политикой законодательных ограничений, как они это видят, а связано, в первую очередь, с тем, что развивается сегмент российского и, в том числе, крафтового пивоварения, и это меня, как гражданина своей страны, как патриота своей страны, конечно же, радует. Я всё-таки хочу верить в это пиво. Пусть будут любые игроки, но наши должны быть больше.

Р. КАРИМОВ: А производители крупные не будут подкидывать и подбрасывать палки в колёса ремесленникам? Могут? Или уже есть такое?

А. МОРДОВИН: Уже есть такое.

Р. КАРИМОВ: Каким образом?

А. МОРДОВИН: Есть, конечно, ряд тем, которые я не могу озвучить сегодня.

Р. КАРИМОВ: Ну то, что можете.

А. МОРДОВИН: Но противодействие, конечно же, оказывается. Вы прекрасно понимаете, что любая компания, в особенности крупная, боится пустоты, поэтому они хотят видеть только себя в качестве основных участников рынка, и это нормально, это, в общем-то, легитимно. И создав шесть лет назад наш союз, то есть уже как Союз объединения участников рынка пивобезалкогольной продукции, мы заметили и поняли, что нужно создавать систему противодействия. И результат, Вы видите, сегодня присутствует. Во-первых, у нас формируются законодательные послабления для небольших пивоваренных производителей. Возможно, будет дифференцированная ставка акцизов. Мы хотели и раньше, чтобы развивался наш сегмент, потому что много массового и дешёвого пива стране не надо. Пусть будет действительно хороший продукт. И здесь можно полностью провести параллель, например, с винодельческой продукцией. То есть продукция — да, она алкогольная, да, она должна быть, люди её любят, но мы должны давать потребителю качественный продукт. То есть, во-первых, из российского сырья, желательно 100% российского сырья, и качественные технологии, без химических ферментных препаратов.

Фото: ©РИА Новости/Виталий Тимкив

Фото: ©РИА Новости/Виталий Тимкив

Р. КАРИМОВ: «Что такое крафтовое пиво?» — спрашивает наш слушатель. Давайте я отвечу, если что, дополните. Крафтовое пиво — это напиток, который создают малые пивоварни, ремесленники. Правильно?

А. МОРДОВИН: Абсолютно верно. «Крафт» пришёл к нам из английского языка. Можно найти, я думаю, и перевод официальный этого слова. В применении к пивоварению, абсолютно правильно Вы сказали, это именно небольшие пивоваренные производства, во-первых. Во-вторых, которые производят немассовые, как правило, сегменты пивоваренной продукции.

Р. КАРИМОВ: Безалкогольное пиво вредное? Там же всё-таки красители, ароматизаторы.

А. МОРДОВИН: Если мы берём классическое безалкогольное пиво, что это за продукт? Мы варим классическое алкогольное пиво, потом техническими способами убираем алкоголь, и получаем классику безалкогольную. То есть вот это безалкогольное пиво можно пить двумя руками, соответственно, и голосовать за него.

Р. КАРИМОВ: Я про другое. Для здоровья, не в плане алкоголя.

А. МОРДОВИН: Нет, если это классическая, как я сказал, технология (из алкогольного делаем безалкогольное и употребляем) — вреда абсолютно нет никакого. Да, есть алкоголь небольшой, не более 0,5%. И вреда никакого абсолютно при употреблении это пиво не даст.

Р. КАРИМОВ: Слушатель спрашивает: «Какие крупные производители делают настоящее пиво?» То есть без ароматизаторов.

А. МОРДОВИН: Без химических ферментных препаратов, мы их называем.

«Для меня лично пиво и критерий пива главный — качество основывается на использовании стопроцентного солода, на использовании натурального хмеля и классической пивоваренной технологии, которая в зависимости от вида пива может длиться практически месяц».

Соответственно, такие пивовары есть в России, и, в первую очередь, мне хочется подчеркнуть флагманов российского пивоварения — это компания «Очаково» и «Московская пивоваренная компания». Есть сорта пива и у транснациональных корпораций, которые приготовлены из солода и по классическим пивоваренным технологиям, но чтобы понять, какие именно это сорта, смотрите и читайте внимательно этикетку. Считаю, не должны там присутствовать мальтозная патока, сахаросодержащие компоненты. Если вы видите эти слова, сочетания, знайте — в этой бутылке на 100% находятся ферменты. Лишние ферменты нашему здоровью не нужны.

Р. КАРИМОВ: Но лучше всё равно идти к ремесленникам.

А. МОРДОВИН: Тоже не всё однозначно. Как правило, небольшие пивовары следят за технологией, они используют высококачественное сырьё, но, как говорят, и на старуху бывает проруха, мы сталкивались неоднократно с тем, что крафтовые пивовары делали очень низкокачественное пиво, хуже, чем то же пиво химическое, пресловутое, транснациональных корпораций. Здесь очень всё индивидуально.

Р. КАРИМОВ: Слушатель пишет: «Ячменного солода в России всего 15% потребления. Ячменя нет, зачем врать? С солодом беда, всё делают из концентратов, хмеля нет, ароматизируют чем придётся. Как обычно, кормим Запад».

А. МОРДОВИН: Конечно, не совсем так. Мы отвечаем непосредственно за федеральные программы производства сырья, и смею заверить, что пивоваренного солода у нас в стране производится ровно столько, сколько его покупает отечественная пивоваренная промышленность. Если брать данные прошлого года, это практически 1,1 миллиона тонн. А совокупные мощности солодовенных производств в Российской Федерации превышают 2 миллиона тонн. То есть, как мы видим, стопроцентный резерв практически у нас присутствует. И что касается пивоваренного ячменя, в этом году прогноз у нас очень хороший, мы должны произвести практически 3 миллиона тонн пивоваренного ячменя. Так что с составляющей зерновой у нас всё отлично. По хмелю, как мы уже говорили, к сожалению, ситуация заслуживает дальнейшего развития.

Р. КАРИМОВ: «Сколько нужно пить пива в день?» Можно, я отвечу? Нисколько, однозначно нисколько. А дальше уже сами решайте. «Слышал, хотят запретить ПЭТ-тару. На каком этапе этот вопрос?» Полторашки уже запретили документально. С 1-го января будут штрафовать тех, кто будет разливать пиво в полуторки.

А. МОРДОВИН: Естественно, закон вступает в силу после подписания его президентом. В Государственной думе второе и заключительное третье чтение законопроект прошёл. Самое главное, что проголосовали «за» все депутаты, за исключением двух воздержавшихся. Мы видим единство Государственной думы в этом вопросе. Сегодня этот законопроект у нас на утверждении Совета Федерации, и я более чем уверен, что утверждение пройдёт, и в течение ближайших дней он поступит на подпись президенту, поэтому у меня сегодня стопроцентная уверенность.

Р. КАРИМОВ: А до Совфеда еще не дошёл документ?

А. МОРДОВИН: Сегодня рассмотрение будет.

Р. КАРИМОВ: А дальше что? Одни ратуют за качество, говорят, что вредно разливать пиво в пластик, другие уверяют, что это лобби стекольных производителей и алюминия. На самом деле в чём причина?

А. МОРДОВИН:

«Если бы, действительно, присутствовало лобби производителей стекла и производителей алюминия, я думаю, ПЭТ бы уже запретили лет так пять назад».

Но эти производители прекрасно понимают, что, запретив даже ПЭТ-тару, всплеска продаж значимого не будет, потому что первоначальная версия этого законопроекта, который сегодня в Совфеде находится, содержалось требование 0,5 литра. То есть всё равно ПЭТ-тара бы осталась. И соответственно, конечно, для пивовара всё равно удобно пользоваться даже пол-литровой бутылкой ПЭТ: она легче, она проще в транспортировке и, соответственно, удобнее для потребителя. Но ПЭТ-тару, и эта позиция — одна из ключевых нашего Союза, нужно запрещать. Не сразу, конечно, постепенно, именно так, как сейчас делаем мы в нашей стране: убрав в начале большие «баклажки», «снаряды» и прочие другие эпитеты, оставив пока 1,5 литра, и затем в последующие годы будет планомерное снижение до 0,5 литра. И это нужно делать не только учитывая морально-этические всякие аспекты, что большая бутылка — это некрасиво, что это алкоголизация и прочее-прочее, это оставим на стороне политиков, есть чисто технические моменты. Бутылка ПЭТ прозрачна для углекислого газа, который содержится в пиве, то есть он выходит банально наружу и сдувается, как накачанный футбольный мяч. И также она прозрачна для кислорода, который проникает сквозь стенки бутылки в само пиво, заставляя его окисляться. И исследования немецкого технического университета показывают, что пиво начинает скисать после розлива в ПЭТ уже начиная со второй недели. Поэтому мой выбор — это всё-таки стекло, в первую очередь. И, соответственно, жестяная банка как второй вариант.

Р. КАРИМОВ: Слушатели спрашивают: «А по поводу разливного пива в танках, которое продается в сетевых гипермаркетах, небольших торговых точках, оно настоящее?»

А. МОРДОВИН: Опять-таки индивидуально. Я считаю, что потребитель, естественно, голосует самостоятельно и голосует рублём. Здесь всё зависит от того, кто производитель, и в каждом случае нужно говорить конкретно. Как я уже говорил, есть большие пивовары, которые производят хорошее пиво, также есть и малые пивовары, которые делают не совсем качественный продукт. Хотя большинство сортов пива, производимого пивоварами и реализуемого таким образом, как Вы сказали, на розлив в ПЭТ-бутылку потребителя, заслуживают уважения. Мне многие сорта нравятся. Опять-таки, не буду рекламировать конкретные компании.

Р. КАРИМОВ: Кстати, на розлив лучше приходить со стеклянной банкой, трёхлитровой?

А. МОРДОВИН: Немцы сказали, до двух недель с пивом в ПЭТ проблем нет.

Р. КАРИМОВ: Всё равно.

А. МОРДОВИН: Конечно, к сожалению, а, может быть, и к счастью, пресловутая трёхлитровка. Банка, соответственно, которую у нас в советское время все мы прекрасно помним и знаем — это очень хороший вариант, чтобы донести это пиво домой, и уже в кругу близком и тесном употребить в необходимом количестве.

Р. КАРИМОВ: Ну, и я добавлю, конечно, лучше вообще не пить. «Из чего делают лимонное пиво?»

А. МОРДОВИН: Вы знаете, существует более 2000 сортов пива. В пиво можно добавить практически всё, что угодно. Я надеюсь, что это не экстракты и не концентраты, потому что я считаю, в пиве должны присутствовать исключительно натуральные, не идентичные натуральным, не имитирующие вкус, а действительно натуральные вкусо-ароматические добавки. Поэтому будем думать, что то пиво, которое имеет в виду слушатель, изготовлено с использованием экстракта цедры лимона. Такое есть.

Р. КАРИМОВ: «А ведь сейчас используют даже даже ПЭТ-кеги. Пиво как бы разливное, но всё равно из пластика. Их-то запрет коснётся? Ведь это не потребительская тара».

А. МОРДОВИН: Естественно, абсолютно правильный вопрос. Если прочитать законопроект, там чётко указано: «потребительская тара». То есть, соответственно, ПЭТ-тара, ПЭТ-кеги, которые у нас присутствуют, они удобные, она остаётся.

Р. КАРИМОВ: Насчёт ларьков. Про ларьки Федеральная антимонопольная служба вдруг заговорила вновь. Ведь этот вопрос уже ставился тоже ФАС два года назад. Я не помню месяц, но в 2014 году опять было обсуждение этого вопроса. Сейчас ФАС вдруг внезапно опять возобновляет эту проблему на обсуждение с правительством. Правительство против, в частности Минздрав. И вице-премьер Александр Хлопонин тоже сказал, что вопрос не рассматривается. Что известно Вам о гипотетическом возвращении пива в ларьки?

А. МОРДОВИН: Конечно, если брать ситуацию, когда пиво было разрешено продавать в ларьках или вообще алкоголь, большая часть выручки — это более 50%, а если вместе с сигаретами, то, наверное, 60-70% выручки дневной ларька составляла алкогольная и табачная продукция. Конечно, убрав сегмент пива из ларьков, мы затруднили жизнь ларёчников. Но тем не менее, возвращать пиво в ларьки сегодня лично я считаю нецелесообразным. Во-первых, в ларьке не выдерживается температура хранения пива. Мы прекрасно с вами понимаем, что навряд ли кто-то будет особо соблюдать температурный режим хранения.

Р. КАРИМОВ: В холодильник всё не поместится.

А. МОРДОВИН: В холодильник всё не поместится. И мы помним прекрасно железные будки, которые повсеместно в своё время стояли в Москве. Это пиво складируется внутри будки, температура внутри летом зачастую превышает 30 градусов, поэтому, конечно, ни о каком соблюдении условий хранения речь не идёт. Кроме того, именно через такую условно-стационарную торговую сеть реализовывалось у нас очень большое количество нелегального алкоголя. И мне бы не хотелось, чтобы сегодня открывались снова ворота для возможности этой реализации.

Р. КАРИМОВ: «Где можно купить хмель и солод для домашнего пивоварения? Можно ли это вообще сделать, не концентрат?»

А. МОРДОВИН: Достаточно сложно. Если мы не ведём речь о концентрате, из которого приготовляют домашние пивовары в основном пиво. То есть технология, если следовать классике, в домашних условиях невозможна, к сожалению. Тем не менее, есть любители, я лично знаю большое количество и дегустировал их сорта пива. Это такое хобби, которое людям нравится. И вот реально, я не то что запрещаю, я наоборот поддерживаю, и когда вижу, у некоторых в холодильнике дома лежат бутылочки с пивом с какой-то изюминкой внутри и прочее. И тот, кто их произвёл, говорит: «Александр, я так горжусь, я сам делаю пиво, вот попробуй». Что-то мне нравится, что-то не очень.

Р. КАРИМОВ: А где купить сырьё можно?

А. МОРДОВИН: Забиваете в интернете: «сырьё для пивоварения». Вы найдёте массу фирм, членов нашего союза, которые вам поставят не только в крупных объёмах для промышленного производства, но и также небольшую расфасовку. Это всё присутствует на рынке, всё есть в интернете, вся информация есть. Приходите на сайт нашего союза, он достаточно известен. Там есть и эти производители, и их реклама. Всё, что вы хотите, можете приобрести.

Р. КАРИМОВ: Теми ограничениями по законодательству, которые существуют, Вы скорее довольны и производители тоже? Это оптимальные условия для того, чтобы заработать себе хотя бы какую-нибудь копеечку в плюс?

А. МОРДОВИН: Конечно, много появилось в особенности для пивоваренной отрасли законодательных инициатив, которые уже вступили в силу. Некоторые пивовары пытаются сказать: вот государство нас давит, государство нас не любит. Это не так. Государство хочет просто навести порядок.

Р. КАРИМОВ: Об этом говорит Александр Мордовин. Спасибо, до новых встреч. До свидания.

Комментариев нет